Общемозговой и менингеальный синдромы

Общемозговой и менингеальный синдромы. Клиническая и лабораторная диагностика. Лечение

Менингеальный синдром – симптомокомплекс, отражающий диффузные поражения головного и спинного мозга.

Собственно менингиальные симптомы подразделяются на 3 группы.
К первой группе относятся симптомы общей гиперстезии: непереносимость шума (гиперакузия) яркого света (фотофобия), кожная гиперстезия.
Ко второй группе оболочечных симптомов относятся реактивные болевые феномены. Для их выявления используется пальпация и перкуссия определенных точек. К ним относятся: болезненность при надавливание на глазные яблоки через закрытые веки (симптом Данцига), при пальпации мест выхода ветвей тройничного нерва, глубокой пальпации точек выхода затылочного нерва (симптом Керера), давлении изнутри на переднюю стенку наружного слухового прохода(симптом Менделя), перкуссии пальцем по скуловой дуге (симптом Бехтерева), перкуссии черепа (краниофациальный рефлекс Пулатова).
К третьей группе оболочечных синдромов относятся мышечные тонические напряжения или контрактуры. Уже при осмотре больного видны заострившиеся черты лица, вызванные напряжением мимических мышц (симптом Лафора). При давление на глазные яблоки наблюдается напряжение мышц лица (бульбофациальный симптом Мандонези). Обнаруживается ригидность затылочных мышц. Степень ее выраженности может быть различной, но она чаще всего бывает ранним и постоянным симптомом менингита. При появлении этого симптома пассивная попытка пригнуть голову больного к груди не удается из-за напряжения мышц. Активное пригибание головы к груди ведет к открыванию рта больного – симптом Левинсона. В результате флексорной контрактуры мышц рук появляется симптом Бикеле – сопротивление при попытке разогнуть руки пациента согнутые в локтевых суставах.

Менингитическая поза (поза «легавой собаки» или «взведенного курка») возникает в результате ригидности длинных мышц спины и напряжения мышц затылка, что приводит к тому, что в положении на боку голова пациента запрокинута назад, туловище максимально разогнуто, ноги приведены к животу, живот втянут. Эта поза обычно встречается в случае тяжело протекающего менингита, при поздней диагностике.

Симптом Кернига состоит в невозможности разогнуть ногу больного в коленном суставе, когда она согнута в тазобедренном. Является одним из наиболее частых и постоянных симптомов менингита.

Верхний симптом Брудзинского – при пассивном сгибании головы больного, лежащего на спине, ноги его сгибаются в коленных и тазобедренных суставах. Средний симптом Брудзинского – такое же сгибание ног при надавливании на лонное сочленение. Нижний симптом Брудзинского – при пассивном сгибании одной ноги больного в коленном и тазобедренном суставах другая нога сгибается аналогичным образом.

Симптом Гийена – сдавливание четырехглавой мышцы бедра больного с одной стороны вызывает непроизвольное сгибание в коленном и тазобедренном суставах противоположной ноги. Симптом Гордона – при сдавливании икроножной мышцы отмечается рефлекторное сгибание большого пальца стопы.

В детской практике (у грудных детей) при менингите наблюдается напряжение и выпячивание большого родничка, «звук треснувшего горшка» при перкуссии черепа, «мозговой крик», симптом Лессажа (при подвешивании ребенка обеими руками за подмышечные впадины,придерживая указательными пальцами голову, происходит непроизвольное подтягивание ножек к животу за счет сгибания их в тазобедренном и коленном суставах).

Для подтверждения диагноза менингита необходимо исследование спинномозговой жидкости (СМЖ). Показанием для выполнения спинномозговой пункции служит появление менингиальных симптомов, даже если они слабовыраженные.
Воспалительные изменения СМЖ, подтверждающими диагноз менингита, являются повышенное количество клеток (цитоз) и изменение клеточного состава, а также пропорциональное им увеличение содержание белка. Изменение содержания глюкозы, хлоридов имеет вспомогательное диагностическое значение.

С учетом ликворологических данных все менингиты делятся на гнойные и серозные. При наличии нейтрофильного плеоцитоза (в клеточном составе СМЖ нейтрофилы составляют 60% клеток и более) диагностируют гнойный менингит. При лимфоцитарном (лимфомоноцитарном) плеоцитозе (в клеточном составе ликвора лимфоциты и моноциты составляют 60% клеток и более) ставят диагноз серозного менингита.
Изменение СМЖ при менингитах характеризуется также типом воспалительной диссоциации в ликворе – при воспалении оболочек мозга 1 г белка соответствует 1000клеток в мкл; преобладание содержания белка в этом соотношении свидетельствует о белково- клеточной диссоциации; а обратное соотношении – клеточно-белковой диссоциации в ликворе. Белково-клеточная диссоциация отражает преобладание деструктивных процессов над воспалительными и характерна для опухолевых заболеваний ЦНС, абсцессов головного мозга.
Большое значение для этиологической диагностики имеет бактериологическое, серологическое, иммуноферментное и др методы исследования СМЖ.
В этиологии менингитов наибольшее практическое значение имеют бактерии и вирусы. Другие виды возбудителей (простейшие, грибы, микоплазма) относительно редко вызывают менингиты.
Бактериальные менингиты делятся на первичные и вторичные. К первичным принято относить менингиты, возникшие как самостоятельное заболевание, когда в результате клинико-лабораторных и инструментального обследования не удается диагностировать первичный очаг инфекции. В общей структуре бактериальных менингитов первичными с наибольшей достоверностью можно считать лишь менингококковый, гемофильный и в меньшей степени пневмококковый менингиты. К вторичным относят менингиты, возникающие как осложнение генерализованной или локализованной бактериальной инфекции.